Домашня сторінка / Новини / На ЛКМЗ заявили про корупційні схеми в “Укроборонпромі”

На ЛКМЗ заявили про корупційні схеми в “Укроборонпромі”

ЛКМЗ 1 липня опублікував офіційну заяву щодо проблем з оборонним замовленням.

“Укроборонпром” распространяет мифы о том, что причиной стагнации государственных бронетанковых заводов является Лозовской кузнечно-механический завод (ЛКМЗ).

Министерство обороны Украины (МОУ), задекларировав планы по увеличению объемов закупки нового вооружения и приоритетность отечественного производителя, в конце 2016 – начале 2017 гг. заключило договор с ГП «ХКБМ» на изготовление 45 единиц БТР-4. К Лозовскому кузнечно-механическому заводу (ЛКМЗ) с предложением о сотрудничестве ГП «ХКБМ» обратилось только в апреле 2018, т. е спустя более года. К тому времени предприятие «Укроборонпрома» уже потратило большую часть средств, полученных от МОУ для выполнения государственного оборонного заказа (ГОЗ) на БТР-4, купив массу второстепенных деталей. На момент подписания соглашения с ЛКМЗ о производстве основного компонента – корпуса – у ГП «ХКБМ» уже был дефицит финансовых ресурсов, в результате чего с первых месяцев реализации контракта возникла задолженность перед заводом. Чтобы скрыть нерациональное использование выделенных МОУ ассигнований и упущенное время на выполненные ГОЗ, руководство «Укроборонпрома» принялось распространять разного рода мифы.

2.jpg

Миф 1. ЛКМЗ неспособен изготавливать необходимое количество корпусов и сборочных комплектов, что не позволяет Концерну вовремя выполнять производственные программы МОУ.

Поскольку с 2014 по 2016 гг. со стороны МОУ заказов на БТР-4 не было, а в 2017 г. заключили контракт всего лишь на 3 изделия, на ЛКМЗ произошёл отток кадров. Когда в 2018 г. ГП «ХКБМ» обратилось к ЛКМЗ, руководство завода приложило немало усилий, чтобы вернуть необходимых специалистов и фактически с нуля запустить производство, обеспечив ритмичное выполнение ГОЗ в критическое для Украины время.

Это стало возможным благодаря тому, что за 15 лет, начиная с 2004 г., предприятие инвестировало в модернизацию порядка 7 млн. долл. собственных средств, не получив на инновации ни копейки государственной помощи. Заложенный фундамент позволил заводу выйти сегодня на изготовление более 4 корпусов в месяц. При этом имеющийся потенциал дает возможность нарастить ежемесячный объём до 20 корпусов БТР-4 различных модификаций. Параллельно завод может изготавливать корпуса для БТР-3, бронемашин «Дозор» и МТ-ЛБ.

На протяжении последнего года ЛКМЗ активно содействовал развитию производственных мощностей по изготовлению корпусов на госпредприятиях «Укроборонпрома» – ГП «ХКБМ» и ГП «Завод имени Малышева». Лозовские сварщики передали свои знания и технологический опыт работы с бронесталями коллегам с госпредприятий, которых направляли на обучение на ЛКМЗ. Кроме того, завод, помимо корпусов, изготовил и отгрузил предприятиям Концерна бронекомплекты, состоящие из сотен термозакаленных и механообработанных деталей, что позволило ГП «ХКБМ» и ГП «Завод имени Малышева» запустить производство корпусов на своих площадках.

Но, несмотря на это, систематически недофинансируя работы ЛКМЗ и поставив предприятие на грань выживания, руководство Концерна развернуло кампанию по обвинению завода в низкой производительности труда, затягивании процесса изготовления корпусов и неспособности удовлетворить потребности украинских войск.

Однако, черный пиар против ЛКМЗ – не столько дискредитация завода, сколько ширма для прикрытия планов руководства Концерна дополнительно «потратить» 40 тыс. долл. при изготовлении каждого корпуса из импортной стали. «Укроборонпром» уже приобрёл через посредника партию бронелистов иностранного производства по цене в 2-3 раза выше украинской спецстали марки «71». Несложно догадаться, в чьих карманах осели «заработанные» деньги, принимая во внимание тот факт, что и руководители, и методы работы Концерна не изменились после обнародования журналистами Bihus.info результатов расследования коррупционных схем. Согласно представленной информации, для «предпринимателей», наживающихся на поставках «Укроборонпрому», ЛКМЗ – «камень преткновения» по корпусам. Для того чтобы его «убрать с пути», руководство Концерна на протяжении нескольких лет пытается перейти на изготовление корпусов из импортной брони, убеждая всех, что это единственный путь, позволяющий избавится от «зависимости» от украинского частного производителя.

Парадоксально, но на словах руководство государственного Концерна заявляет о взятом курсе на импортозамещение, а на деле ведёт Украину к зависимости от иностранных частных производителей стали. Если бы чиновники на самом деле были заинтересованы в производстве корпусов, они могли бы воспользоваться имеющимся в стране потенциалом, отдавая приоритет либо закаленной стали ОАО «Азовсталь», либо закаленным бронекомплектам ЛКМЗ.

Очевидно, что за мифом о том, что причиной стагнации всех государственных бронетанковых заводов сегодня является одно частное предприятие – ЛКМЗ, стоит банальное желание руководства «Укроборонпрома» нажиться на импорте бронесталей за счет коррупционных схем, которые процветают в Концерне.

3.jpg

Миф 2. Военная приемка МОУ заангажирована в части импортных бронесталей.

В недавнем интервью “Цензор.НЕТ” глава «Укроборонпрома» Павел Букин обвинил представителей 85-й военной приемки в «заангажированности в том, чтобы финская сталь не была задействована в производстве» БТР-4, заявляя: «Их позиция поставила наши заводы на грань выживания и лишила армию новых надежных машин». За этой пафосной риторикой скрывается одна важная «деталь».

Под видом «НАТОвской» брони Концерн приобрел финские бронелисты MiiluxProtection 500, предназначенные для производства инкассаторских машин и сейфов. По данным военной приемки, ни компания-производитель Miilux, ни польский посредник TEXPROTECT Sp.zo.o не подтвердили использование MiiluxProtection 500 в производстве военной бронетехники. По оценкам 85-й приемки, содержание легирующих элементов, которые наделяют металл броневыми свойствами, определен как критически низкий. Использование такой стали для изготовления корпусов БТР в конечном счёте приведет к поставке Вооруженным Силам Украины бронетехники ненадлежащего качества с низкой пулестойкостью, что создаст реальную угрозу жизни и здоровью военнослужащих и приведет к неизбежным потерям при боевом применении.

Однозначная позиция военной приемки, что импортная сталь по химсоставу и прочностным характеристикам не должна уступать украинской стали «71», утвержденной МОУ для изготовления БТР-4, не устраивает руководство «Укроборонпрома», поскольку уменьшает коррупционную маржу в схемах по импорту стали.

Миф 3. Производить БТР из импортных бронесталей дешевле, чем из отечественной «71» брони.

Украинская спецсталь марки «71» продается по 2,3-2,4 долл. за кг, тогда как «Укроборонпром» купил у польского посредника TEXPROTECT Sp.zo.o финскую броню за 4,8-5,7 евро за кг. Разница в цене одного готового корпуса из украинской и финской брони, как уже говорилось, достигает 40 тыс. долл. При планах на ближайшую перспективу по изготовлению бронетехники в количестве 1 тыс. единиц дополнительная нагрузка на госбюджет составит не менее 1,2 млрд. грн. В условиях ограниченных финансовых ресурсов переход на импортную сталь приведет к неоправданному росту расходов на бронекомплекты, что ляжет тяжелым бременем на плечи украинских налогоплательщиков. Следует приять во внимание, что эти расчёты сделаны при условии относительно стабильного курса гривны. Резкие скачки на валютном рынке неминуемо приведут к невозможности выполнения ГОЗ, что поставит под угрозу обороноспособность страны.

4.JPG

Очевидно, что недальновидная политика руководства «Укроборонпрома» по отказу от отечественной «71» брони и переходу на импортную сталь ведёт не только к росту расходов, но и к недополучению доходов, поскольку лишает экономику страны возможности нарастить рабочие места и увеличить налоговые поступления в бюджеты всех уровней.

Руководство «Укроборонпрома» вместо того чтобы реально следовать анонсированному «изменению парадигмы сосуществования с частным сектором», начать кооперацию на принципах прозрачных и понятных бизнесу условиях работы, а также запустить открытые тендерные процедуры, позволяющие всем желающим взять участие в распределении заказов, ведёт «охоту на ведьм», за которой скрывает своё стремление сохранить коррупционные схемы.
0